20 ноября во всем мире отмечают день памяти людей, которые стали жертвами убийств на почвененависти из-загендерной идентичности или гендерного самовыражения.  Как раз вчера двое  трансгендеров пригласили меня сопровождать их на комиссию при Министерстве Охраны Здоровья Украины, где должны были рассмотреть их заявления о юридическом признании пола.

Я неоднократно слышала рассказы трансгендерных людей о травмирующем опыте общения с комиссией, но сам процесс «оценки», увиденный собственными глазами, поразил меня до глубины души.

Одной трансгендерной женщине (на её «освидетельствовании» я не присутствовала), отказали из-за ее нежелания разводиться с любимой супругой, с которой они прожили вместе более 20 лет. Эта женщина три года пытается добиться получения признания своего пола и уже второй раз получает отказ. Она хочет уволиться с работы, где ее дискриминируют,  но знает, что не сможет найти другую работу с мужским паспортом.

Согласно приказу Министерства Охраны Здоровья Украины № 60 трансгендерные люди обязаны пробыть от 30 до 45 дней в закрытом психиатрическом стационаре для постановки диагноза «транссексуализм». Наличие детей до 18 лет, зарегистрированный брак, или же несогласие с объемом операций,  требуемых приказом, являются преградами для достижения такого, казалось бы,  простого результата, как  получение паспорта с признанием своего имени и пола.

После постановки диагноза трансгендеров направляют на комиссию, выдающую направления на операции, включающие удаление репродуктивных органов, даже если сам трансгендер этого не желает.Завершение процедуры признания пола и получение нового паспорта невозможны без проведения такой операции.

Выслушивая истории людей, ожидающих своей очереди, чтобы предстать перед группой врачей, уполномоченных вершить их судьбы,  я поражалась тому, насколько унизительна эта процедура. Она также нарушает право человека на частную жизнь, физическую неприкосновенность и  юридическое признание идентичности.

Комиссия из 14 врачей осматривает трансгендера на протяжении 5-10 минут, оценивает его внешний вид, изучает результаты анализов и психологических тестов, затем заполняет многочисленные бумаги. После этого комиссия принимает решение о выдаче направления на операции, включающие стерилизацию. В дальнейшем, уже после операций, члены комиссии решают, стоит ли разрешить человеку сменить паспорт.

Во время двух «освидетельствований», на которых я присутствовала, трансгендерным людям почти не давали слово. Врачи даже не представлялись, не говоря уж о том, чтобы спросить людей об их индивидуальных потребностях — и о том, хотят ли они каких-либо медицинских и хирургических вмешательств. Все это больше напоминало судебное заседание, где у обвиняемого нет права не согласиться, чем процесс, во время которого учитывают интересы людей и уважают их права. Комиссия, например, спросила одного человека, почему его не устраивает жизнь с женским паспортом, а потом пыталась пугать его угрозой онкологии в будущем, так как он не хотел проходить гистерэктомию.

Если человеку было выдано разрешение на операции, в следующий раз трансгендер предстанет перед комиссией снова после проведения всех дорогостоящих и инвазивных операций. И только после этого он или она получат разрешение на смену паспорта.

В июле 2013-го года Комитет ООН по правам человека рассмотрел процедуру юридического признания пола, предусмотренную украинским законодательством,  и рекомендовал изменить Приказ № 60. Комитет ООН по правам человека заявил, что Украине необходимо убрать требование обязательной госпитализации для постановки диагноза, отказаться от обязательных операций и отменить оскорбительные и непропорциональные требования к юридическому признанию пола.

Возведение преград для признания гендерной идентичности, препятствующих осуществлению прав  на частную жизнь и физическую неприкосновенность — это не просто отрицание прав человека. Это отрицание самой сущности этой категории граждан Украины.

Опубликовано на сайте Human Rights Watch

, , ,