transgender feminism

Дружественные к трансгендерным людям феминистки из разных стран мира опубликовали коллективное обращение к феминистическому сообществу с призывом не исключать и не дискриминировать трансгендерных людей. Поводом для такого заявления послужила трансфобная активность некоторых известных в академических кругах авторок, которые не принимают идентичность трансгендерных женщин, видят в них врагов и призывают исключить их из деятельности, направленной в защиту прав женщин.

«Мы, нижеподписавшиеся транс[1] и цис[2] исследовательницы, писательницы, художницы и педагоги, хотим публично и открыто подтвердить нашу приверженность транс* инклюзивному[3] феминизму и вуманизму[4].

Этим летом произошёл заметный рост трансфобной феминистской активности: ожидаемая книга от Шейлы Джеффрис в Routledge [прим.: издательство]; враждебное и угрожающее анонимное письмо, отправленное Даллас Денни после того, как она и доктор Джемисон Грин написали в Routledge о своей обеспокоенности этой книгой; и недавнее широко распространённое заявление, озаглавленное «Запрещённый дискурс: замалчивание феминистской критики „гендера“», подписанное некоторым числом известных, и мы вынуждены сказать, введённых в заблуждение, феминисток, — были особенно заметны. И всё это происходит в атмосфере опасной трансфобии, которая возникла после освещения процесса над Челси Мэннинг и последующего заявления касательно её гендерной идентичности, и недавних убийств молодых цветных транс* женщин, включая Ислан Неттлс и Доминик Ньюборн — последних жертв в долгой истории насилия в отношении цветных транс* женщин. Учитывая эти события, нам важно высказаться в поддержку феминизма и вуманизма, которые поддерживают трансгендерных людей.

Мы стремимся к признанию и уважению сложной конструкции сексуальной / гендерной идентиности; к признанию транс* женщин в качестве женщин и включению их во все женские пространства; к признанию транс* мужчин в качестве мужчин и отрицанию требований «мужественности», которые исключают их; к признанию существования гендерквирок/в, людей с небинарной идентичностью и принятию их человечности; к скрупулёзному, продуманному, детальному исследованию и анализу гендера, пола и сексуальности, которое включает трансгендерных людей как специалисток и специалистов по их собственному опыту и учитывает, что легитимность их жизней не является предметом дебатов; и к борьбе со сдвоенными идеологиями трансфобии и патриархата под всеми их личинами.

Трансфобный феминизм игнорирует идентификацию многих трансгендерных и гендерквирных людей как феминисток или вуманисток и многих цисгендерных феминисток / вуманисток с их транс* сёстрами, братьями, подругами и партнёрками; именно феминизм слишком часто отвергал их, а не наоборот. Он игнорирует исторически сложившееся давление, оказываемое медицинским персоналом на трансгендерных людей, чтобы они соответствовали жёстким гендерным стереотипам с целью быть «одаренными» медицинской помощью, на которую они имеют право как человеческие существа. Позиционируя «женщину» как единую, стабильную идентичность, чьи границы они призваны охранять, трансфобные феминистки отрицают интерсекциональный анализ[5], подчиняя все остальные идентичности женскости и все остальные вид угнетения патриархату. Они отказываются признать свою собственную силу и привилегии.

Мы знаем, что трансфобные феминистки использовали насилие и угрозы насилия против трансгендерных людей, их партнёрок и партнеров, и мы осуждаем подобное поведение. Мы знаем, что трансфобная риторика оказывает глубоко пагубное воздействие на жизни трансгендерных людей; например, содержание СэСэ МакДональд [прим.: транс* женщины] в тюрьме для мужчин. Мы далее признаём особенный вред, который трансфобия оказывает на цветных трансгендерных людей, когда она совмещается с расизмом, и насилие, которое она поощряет.

Когда феминистки исключают транс* женщин из шелтеров для женщин, транс* женщины оказываются подвержены худшим формам насилия, оскорбительной мизогинии, как в мужских шелтерах, так и на улице или в насильственных отношениях. Когда феминистки требуют, чтобы транс* женщины изгонялись из женских туалетов и гендерквирки/ы выбирали гендерно-сегрегированные туалеты, они делают их участие в публичной сфере практически невозможным, поддерживают жёсткость гендерных идентичностей, с которой феминизм исторически боролся, и воздвигают дополнительный барьер в трудоустройстве. Когда феминистки учат трансфобии, они ограничивают доступ трансгендерных учащихся к образованию и возможностям, которые оно предоставляет.

Мы также отрицаем мнение, что критика со стороны транс* активисток трансфобного фанатизма «замалчивает» кого-либо. Критика не то же что попытка заставить молчать. Мы осознаём, что недавнее привлечение внимания к так называемой насильственной риторике и угрозам, которые, как утверждают трансфобные феминистки, исходят от транс* женщин онлайн, игнорирует 40 +/- летнюю историю насильственной и исключающей риторики, направленной известными феминистками против транс* женщин, транс* мужчин и гендерквирных людей. Оно игнорирует преднамеренную стратегию некоторых хорошо известных анти-транс* феминисток, участвующих в настойчивых оскорблениях, травле и провоцировании трансгендерных людей, в особенности транс* женщин, в надежде побудить озлобленную реакцию, которую они затем используют для создания неверного изображения транс* женщин как угнетателей и цис* феминисток как жертв. Оно игнорирует публичный аутинг транс* женщин, который некоторые трансфобные феминистки предпринимают, не обращая внимания на вред, который это оказывает на жизнь женщин, и опасное положение, в которое это ставит их. И оно опирается на пагубную риторику коллективной вины, используя любой пример такой насильственной риторики, вне зависимости от источника, и обоснованный гнев одной транс* женщины — для заклеймления всех транс* женщин и обоснования продолжающегося исключения и отказа им в гражданских правах.

Являемся ли мы цис*, транс*, людьми с бинарной идентичностью или гендерквирами, мы не позволим феминистскому и вуманистскому дискурсу двигаться обратно или застаиваться; мы будем продвигаться дальше в нашем междисциплинарном понимании гендера, пола и сексуальности. В то время как мы уважаем огромные достижения и трудную борьбу, в которой участвовали активистки 1960-х и 1970-х, мы знаем, что эти активистки не были непогрешимы и что развитие не может остановиться на них, если мы надеемся оставаться интеллектуально честными, нравственными и политически эффективными. Самое важное, мы признаём, что теории не более важны, чем настоящие жизни настоящих людей; мы отрицаем любую теорию гендера, пола или сексуальности, которая призывает пожертвовать потребностями каких-либо порабощённых или маргинализированных групп. Люди важнее, чем теория.

Мы стремимся сделать наши аудитории, наши тексты и наши исследования инклюзивными для жизней трансгендерных людей».

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. * (звездочка) — международный символ, использующийся для обозначения гендерного разнообразия.
  2. Цис* или цисгендеры — люди, чья гендерная идентичность соответствует «традиционной» для пола, приписанного при рождении (в отличие от трансгендеров).
  3. Инклюзивный (фр. inclusif—включающий) — включающий, в себя что-либо или кого-либо. В данном случае — трансгендерных людей.
  4. Вуманизм — движение, у истоков которого стояли афроамериканские феминистки. Их основной месседж состоит в том, что сексизм, классовое угнетение и расизм неразрывно связаны между собой.
  5. Интерсекциональность — теория «пересечения дискриминаций», которое случается, когда человека угнетают и маргинализируют сразу по нескольким признакам (цвета кожи и пола; цвета кожи и гендерной идентичности; цвета кожи, ВИЧ-статуса и ориентации, и т. д.)

Источник: dayagainsthomophobia.org,

Перевод на русский: Яна Ситникова.

, , , ,