transgender soul

Психфобия и дискриминация людей с ментальными расстройствами

Если говорить об интерсекциональности как принятии и понимании иных различных видов дискриминации и осознании того, что эти виды могут пересекаться, хотелось бы поговорить о психфобии. Пожалуй, это наименее обсуждаемая тема среди ЛГБ иТранслюдей, а ведь она связана напрямую с дискриминацией последних, т.к. во многих странах транслюди по-прежнему считаются психически больными официально.

Моя статья основана на личном опыте транс*человека, живущего с ментальным расстройством, на опыте моих пациент_ок, а также других людей, которые открыли мне это понятие и благодаря которым я понял, что об этом необходимо говорить чаще.

1. Что такое психфобия?

Это предубежденное отношение к людям с различными ментальными расстройствами, суждение о них на основании расстройства, стигматизация и дискриминация таких людей.
«Психея» переводится как душа, в связи с чем получил распространение дискриминирующий термин «душевнобольные». Более корректными терминами является «человек с ментальным расстройством/особенностями»

2.  В чем выражается дискриминация и стигматизация людей с МР?

Быть «психически больным» — стыдно. Как часто вам дают отгул, если вы говорите, что простудились или заболел живот? Дают ли вам полноценный больничный, когда врач назначает лечение от гриппа или гастрита? А теперь представьте, что вы сообщите начальнику о новом депрессивном эпизоде или покажете справку от психиатра. Наверное, некоторым повезет, но факт остается фактом: в лучшем случае отгул вам не дадут. А чаще всего – попросту уволят.

Интересно, что стереотипы и стигмы зависят от заболевания. Так, человек с депрессией в глазах общества – нытик и тряпка, та, у которой есть диагноз шизофрении – непременно бросается на всех с ножом, а человек с обсессивно-компульсивным расстройством обязательно 100 раз вымоет руки перед тем, как ответить на вопрос.
Стигму особенно хорошо видно, если подумать, какие слова употребляются в языке для унижения человека и усомнения в его умственных способностях, адекватности: шизик, псих, маньяк, психически больной, дебил, имбецил, идиот… А ведь все это диагнозы из раздела психиатрии. Разве обзывают человека диабетиком или тонзиллитиком? Нет.

3.   Эйблизм и невидимость

Эйблизм – еще один вид дискриминации, социальное предубеждение против людей с инвалидностью или МР и другими заболеваниями. Например, термин «психически больн_ая» привел к распространению эйблизма в обществе: людей с МР начали считать «низшим классом», распространились мнения о необходимости принудительного лечения, а пациенты воспринимались как опасные люди, от которых необходимо дистанциироваться.

Эйблизм проявляется еще и в том, что большинство реакций или поведенческих действий, связанных, по мнению человека, с ментальным расстройством, только этим расстройством и объясняются.

Например, когда я расстраиваюсь по вполне законному поводу, то слышу, что «просто забыл принять свои лекарства». Если человек, которая живет с шизофренией злится, то часто слышит о том, что боятся ее агрессии, так как такие люди бросаются на других с острыми предметами.

Маниакальный же эпизод (а иногда и просто радость) часто воспринимается как «чудесное излечение» от депрессивного расстройства и т.д.

4. Между двух огней: недоверие к лечению

Пожалуй, ни один доктор не демонизирован так, как врач-психиатр. Тому есть и объективные причины, конечно: советская карательная психиатрия и нынешние гейткиперы. Однако стоит понимать, что далеко не все врачи такие, и что демонизацией докторов мы прибавляем проблем тем людям, которым они необходимы.

Мое рекуррентное депрессивное расстройство не лечили около 10 лет, потому как стать пациентом психиатра стыдно.
Людей с шизофренией часто запирают дома и скрывают от родственников, вместо того, чтобы просто помочь.

Много раз мне предлагали пойти к психологу или психотерапевту, ведь психиатр – это для тех, кто убивает и ест детей, а не для человека, который осознает, что ему нужна помощь. Много раз мне и другим людям с расстройствами депрессивного спектра предлагают бросить лекарства и просто «взять себя в руки, а не слепо работать на благо производителей психфармы». Люди же с шизофренией, которые по тем или иным причинам отказываются от лекарств (в основном, это побочные эффекты) тут же выслушивают много хорошего в свой адрес.

Получается, лечиться плохо, но и не лечиться тоже плохо. Кроме того, обратиться за лечением к психиатру стыдно, а иногда и опасно (вряд ли работодательница возрадуется, узнав о наличии МР у сотрудницы).

В современном обществе место для человека, которой необходима психиатрическая помощь, попросту говоря, отсутствует. Это либо «от безделья», либо только в тех случаях, когда необходима психбргада скорой помощи, без которой вполне можно было бы обойтись, не чувствуй человек на себе психфобии раньше, когда действительно можно было все предотвратить.

4. Романтизация

Пожалуй, ни одно другое явление из медицинских учебников не романтизированно так, как депрессия или шизофрения. Первая считается знаком качества истинной любви или тонкости душевного устройства, вторая – печатью особенности, необычности.

Среди современной молодежи наблюдается интересный эффект, когда приписывание расстройств себе является модной фишкой. В общем-то, почему бы и нет, если человеку нравится так себя называть?

Другое дело в том, что необходимо разграничить восприятия самоназывания от самодиагностики и просьбе о помощи. И дело не в том, что есть «тру» и не «тру», а в том, что именно из-за романтизации многие родственники, друзья, да и врачи тоже убеждают человека, что «депрессия у всех в 16», что нужно просто взять себя в руки и перетерпеть.

Обесценивание слов приводит к тому, что эти слова становятся беззвучными, увы, и для специалистов. А от людей с подобными МР ждут какого-то особенного поведения или необычных реакций, при отсутствии которых МР ставится под сомнение (что не добавляет поддержки человеку), а при присутствии – начинает считаться блажью или выдумкой.

5. Почему это важно для транс*сообщества? (кросс-дискриминация)

Это важно потому, что больше половины людей из транссообщества имеют те или иные ментальные расстройства или особенности. Потому, что мы вынуждены скрывать это от врачей, сидящих в комиссии – в большинстве стран наличие того или иного расстройства приведет к тому, что никакого разрешения на коррекцию пола не будет. Потому, что среди трансподростков катастрофически высок уровень суицидов – прямого осложнения депрессивных расстройств.

Среди людей с МР есть множество людей, подвергающихся иным видам дискриминации: женщины, черные, трансгендеры… Особенно последние, в большинстве стран по-прежнему считающиеся психически больными людьми. Кроме того, из-за психфобии многие транслюди вынуждены скрывать свое МР или отказываться от перехода.

6. Как говорить о людях с ментальными особенностями или расстройствами

Пожалуй, это самый сложный аспект. Кто-то говорит, что она человек с ментальным расстройством, кто-то – что с особенностью. Некоторые считают себя пациентами, другие – нет. Но важно то, что язык должен быть человекоориентирован: не больная биполярным расстройством, а человек, живущая с БАР, депрессией, диссоциативным расстройством. Не шизик или эпилептик, а человек, живущая с шизофренией или эпилепсией.

Не псих, в конце концов, а просто человек. А если вы хотите оскорбить кого-то – просто выработайте себе не-психфобную инвективную лексику и перед тем, как рассказывать, что вы гордитесь, что перетерпели сами – вспомните, не потому ли, что вам было стыдно обратиться за помощью.

, , , , , , , ,