Мы, Транс* Коалиция на постсоветском пространстве – информационно-ресурсная платформа, публично выражаем наши опасения по поводу наметившегося в России курса на усложнение процедуры признания гендерной идентичности транс* людей и усугубляющуюся патологизацию гендерной вариативности. К сожалению, в предложенном проекте приказа содержится ряд признаков, свидетельствующих о повороте к данному курсу.

Смысл и назначение сексологического кабинета состоит в оказании сексологической помощи, прежде всего, лицам, не имеющим каких-либо расстройств, но нуждающимся в гармонизации отношений в интимной сфере, в решении проблем сексуальной дисгармонии, а также в сексуальном просвещении. Тем не менее в документе отчётливо выражен крен в сторону работы сексологического кабинета с сексопатологиями.

Мы хотим заострить внимание на том, что гендерная идентичность не имеет корней в сексопатологии, и поэтому обязательный характер сексологического обследования трансгендеров будет являться ненужным медицинским вмешательством, чреватым нарушением права пациента на неприкосновенность частной жизни, а также нарушающим принцип недопустимости принудительного наблюдения. Позиция Транс* Коалиции чёткая и однозначная — очерёдность и объём медицинских вмешательств должен определять только сам человек; никакие обследования, операции или терапии не могут быть навязаны или ставиться в качестве условия изменения паспортного пола.

Согласно представленному проекту приказа в рекомендуемые штатные нормативы входят лишь врач-сексолог и медицинская сестра. Однако поскольку работа сексологического кабинета направлена в том числе и на решение психологических проблем, в его составе должны быть клинический психолог и психотерапевт. В их отсутствие решение вопросов “расстройства половой идентификации” и “расстройства сексуального предпочтения” представляется невозможным, как и работа с психологическими и поведенческими расстройствами, связанными с половым развитием и ориентацией.

Мы настаиваем на том, что все медицинские специалисты, работающие с транс* людьми, должны быть квалифицированы и сенситивны по отношению к вопросам трансгендерностии проходить соответствующие курсы повышения квалификации и тренинги.

Несмотря на то, что ряд комментаторов указывают на то, что этот проект сместит фокус в освидетельствовании с психиатра на сексолога, из текста закона ясно, что психиатр как обязательное звено никуда не исчезает, но проясняется его место в общей цепочке медицинских специалистов, с которыми приходится иметь дело транс* людям, желающим юридического признания своей гендерной идентичности. Мы выступаем категорически против необходимости направления трансгендеров на психиатрическое обследование в стационарных условиях, поскольку пребывание здоровых людей в учреждениях закрытого типа нежелательно. Более того, вынужденные проходить стационарное обследование транс* люди часто сталкиваются с помещением их в палату, предназначенную для представителей гендера, не соответствующего их гендерной идентичности. К тому же, предлагаемое в проекте приказа обследование в стационарных условиях может повлечь за собой потерю трудоустройства и/или доступа к образованию человека, что усилит дискриминацию и нарушения прав человека в отношении транс* людей.

Мы подчёркиваем недопустимость попыток конверсионного лечения, которые могут быть предприняты врачом-сексологом с целью изменения гендерной идентичности или сексуальной ориентации. Бесплодность и пагубность подобной практики доказана многолетним опытом и признана ведущими психиатрическими и психологическими ассоциациями мира. (См. сноски 1.2.3.4.)

Кроме того, вызывает опасение упоминание в оснащении сексологического кабинета средств для записи видеоизображений, поскольку видеозапись — это возможность потери конфиденциальности при отсутствии согласия “пациента” на передачу его дела третьим лицам, что недопустимо даже в научных целях.

Мы считаем, что данный документ с предполагаемыми изменениями станет ещё одним механизмом, усложняющим существующий процесс освидетельствования и налагающим добавочные расходы на пациента.

Рекомендации:

—     Не принимать изменений в Порядок оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения, от 17 мая 2012 г. № 566н, включающий в себя включение деятельности сексологического кабинета и стационарное наблюдение.

Стратегические рекомендации:

—    Инициировать и провести тренинги для врачей и медицинского персонала для повышения информированности и сенситивности к вопросам гендерной вариативности, по оказанию им качественных услуг совместно с гражданским сектором;

—    Включить в нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность кабинетов, положения о недопустимости использования кабинета для проведения конверсионной терапии и проведения любых принудительных психиатрических процедур (в том числе госпитализацию);

—    Разработать и внедрить механизм, предлагающий единственным условием изменения паспортного пола и/или проведение модификаций тела (а также их очередность и объем) информированное согласие человека;

—    Включить медицинские процедуры, связанные с модификацией тела, в программу ОМС.

Мы также напоминаем об опыте мирового медицинского сообщества, который направлен на депсихиатризацию гендерной вариативности, на ясную и доступную процедуру изменения паспортного и физического пола, основанную на информированном согласии, обеспечивающем лучший доступ к услугам здравоохранения (См. сноски 5.6.7.8.) и повышающую качество жизни людей, обращающихся к услугам медицинского характера.


Контакты Транс*Коалиции:

Вебсайт: www.transcoalition.info

Facebook: Транс*Коалиция на постсоветском пространстве https://www.facebook.com/transcoalition/

Электронная почта: trans.eeca@gmail.com

  1. Serovich J, Craft S, Toviessi P, Gangamma R, McDowell T, Grafsky E, ‘A Systematic Review Of The Research Base On Sexual Reorientation Therapies’. Journal of Marital and Family Therapy. April 2008, Vol. 34, No. 2, 227–238.
  2. APA Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation (2009), ‘Report of the Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation’. Washington, DC: American Psychological Association.
  3. Haldeman, D. C. (2000). Gender atypical youth: Clinical and social issues. School Psychology Review, 29(2), 192-200.
  4. Cochran, S. D., Sullivan, J. G., & Mays, V. M. (2003). Prevalence of mental disorders, psychological distress, and mental health services use among lesbian, gay, and bisexual adults in the United States. Journal of Counseling and Clinical Psychology, 71(1), 53-61.
  5. PACE — Resolution 2048 (2015), Assembly debate on 22 April 2015 (15th Sitting) (see Doc. 13742, report of the Committee on Equality and Non-Discrimination, rapporteur: Ms Deborah Schembri). Text adopted by the Assembly on 22 April 2015 (15th Sitting): 6.3.2.: <…> explore alternative trans health-care models, based on informed consent
    http://assembly.coe.int/nw/xml/XRef/Xref-XML2HTML-EN.asp?fileid=21736&lang=en
  6. Джокьякартские принципы. Принципы применения международно-правовых норм о правах человека в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Принцип 3. Право на признание лицом, обладающим законными правами: Каждый человек имеет право на признание всюду как лицо, обладающее законными правами. Лица различной <…> гендерной идентичности должны признаваться обладающими законными правами во всех областях жизни. <…> гендерная идентичность, самостоятельно определяемая каждым человеком, является неотъемлемым элементом его личности и относится к фундаментальным аспектам самоидентификации, достоинства и свободы. Никто не должен принудительно подвергаться медицинским процедурам, в том числе хирургическому изменению пола, стерилизации или гормональной терапии, в качестве обязательного условия правового признания гендерной идентичности. Никакое состояние, в частности супружеские или родительские отношения, не должно само по себе препятствовать правовому признанию гендерной идентичности того или иного лица. Никто не должен принуждаться к сокрытию, подавлению или отрицанию своей <…> гендерной идентичности. http://www.yogyakartaprinciples.org/principles_ru.pdf
  7. Hill, D. B., Rozanski, C., Carfagnini, J., & Willoughby, B. (2005). Gender identity disorders in childhood and adolescence: A critical inquiry. In D. Karasic & J. Drescher (Eds.), Sexual and gender diagnoses of the Diagnostic and Statistical Manual (DSM): A reevaluation, (pp. 7-34). New York: The Haworth Press.
  8. Himmelstein, K. E. W., & Bruckner, H. (2010). Criminal justice and school sanctions against nonheterosexual