Мне хочется затронуть такую существенную, но так случилось, что крайне редко обсуждаемую проблему для трансгендерных людей, как поиск работы.

Наверное, нет практически ни одного Т*-человека, которого хоть однажды не коснулась бы проблема поиска работы либо страха увольнения с существующей в том случае, если кому-то станет известно про ее/его трансгендерность. Однако поднимать эту проблему, говорить о ней и что-то в этой сфере предпринимать как-то не принято. Однажды я задумался, почему, и вот к каким выводам пришел.

Как всем известно, до определенного момента Т*-люди были жестко встроены в аббревиатуру ЛГБТ. Соответственно, в рамках ЛГБТ-организаций и осуществлялась некая работа с ними, которая в сущности ничем не отличалась от работы с ЛГБ. И лишь недавно Т*-людей несколько выделили даже внутри таких организаций и начали уделять внимание их особенным проблемам.

ЛГБ-сообщество не имеет столь серьезных проблем с работой. Если умело скрывать свою сексуальную ориентацию, большинство представителей ЛГБ может вполне вписаться в общую картину сотрудников, ничем особенным, кроме разве что некоей внешней необычности, от них не отличаясь. Порой же представителей ЛГБ совершенно спокойно принимают за цисгендерных людей, что дает им возможность выстраивать карьеру, продвигаться по службе, развиваться как специалистам.

Что же касается трансгендерных людей, то их сложности начинаются зачастую с самого момента трудоустройства. Как минимум странно выглядит человек, который носит нетипичную для своего биологического пола одежду, а если начинает называться в другом роде либо (о ужас!) просит это делать других – тут что-то уже явно нечисто…

Но даже трансгендерный человек, пытающийся мимикрировать под среду, как правило, выдает себя необычной манерой поведения, избеганием или проглатыванием родовых окончаний, неуверенностью на корпоративах и ненавистью к дресс-кодам и т.д. и т.п. Самому трансгендеру невыносимо тяжко прятать свое истинное лицо под маской совершенно другого человека, скрывать свою идентичность, выслушивать скабрезные сексистские шуточки в свой адрес и адрес коллег. Зачастую, не выдержав такого давления, трансгендерные люди уходят с престижных мест службы, например, требующих жесткого дресс-кода, на гораздо менее оплачиваемые, а часто уходят просто в пустоту из-за случаев дискриминации или попыток «вывести на чистую воду».

Тут-то и начинаются главные сложности, особенно если человек уже начал трансгендерный переход, использует гормоны, готовится или сделал операции. Меняющаяся внешность, формы тела, голос все больше выдают в нем представителя желаемого гендера, а работодатель, к которому он приходит на собеседование, зачастую не готов видеть в нем априори специалиста – как известно, чаще всего «встречают по одежке».

Человек оказывается на перепутье: для ведения гормонотерапии, дальнейших операций, комиссий и смены документов ему крайне необходимы деньги, и он очень хочет их заработать, но увы! – не может просто найти работу. Что уж говорить про нынешнюю обстановку в России и ряде постсоветских стран, когда гомо- и трансфобия набирают такую силу и настолько поддерживаются властями, что становятся способом мышления множества людей, в том числе предпринимателей, чиновников и прочих работодателей. Что уж говорить о работе в сфере образования, когда пресловутый «закон о гомопропаганде» перекрывает работу ряду образованнейших людей – педагогов, преподавателей, воспитателей. И если представители ЛГБ еще как-то могут скрыться, спрятаться и продолжать работать в этой сфере, то трансгендерному человеку тут уж точно скорее всего «не светит».

Каждый выживает по-своему… Кто-то уходит в работу фрилансером, кто-то ищет место работы через знакомых, кто-то подрабатывает, где придется, лишь бы не показывать документы и не трудоустраиваться официально. К огромному сожалению, немалая часть трансгендерных женщин отправляется на панель. И очень часто это не сознательный выбор, а полная безнадежность, ведь Т*-женщине гораздо сложнее «сливаться с массой», меняющаяся внешность выдает ее, а всеобщая озлобленность оборачивается агрессией, насилием и иногда даже убийствами. И да… еще один исход этой истории – трагический. Не найдя способов к существованию, все чаще трансгендерные люди кончают жизнь самоубийством.

Хочется еще немного рассказать о, казалось бы, относительно благополучных людях – сменивших документы, успешно социализировавшихся. Им тоже нужна работа. На руках у них – трудовая книжка, возможно, с целым рядом прекрасных записей о чудесных должностях и местах работы. Но есть одно большое «но» — в российской трудовой книжке, без которой практически нигде не возьмут на приличную работу, осталось старое имя. Оно просто перечеркнуто, а сверху написано новое. И первое же предъявление «трудовой» на рабочем месте означает вынужденный каминг-аут, который как угодно может быть воспринят новым работодателем, даже если твою кандидатуру уже одобрили и тебя берут в штат.

Вот почему даже те трансгендерные люди, кто может работать на серьезных должностях и неплохо зарабатывать, часто отсиживаются в тени либо «теряют трудовую», а вместе с ней стаж работы, подтвержденный фактически. И даже если с трудовой все в порядке, очень многих останавливает страх «быть рассекреченным». Особенно если человек так или иначе связан со сферой образования или с работой с несовершеннолетними. И даже те, кто мечтают работать педагогами, детскими врачами и психологами, вынуждены искать работу в других сферах, зачастую теряя практику, наработки и стаж в этих сферах.

Еще один аспект – психологический. Занимаясь переходом, иногда теряя время, возможности обучаться, квалификацию, трансгендерные люди зачастую перестают верить в себя и свои силы, возможности, способности. Они видят вокруг лишь ограничения, и сами встраиваются в некое ограниченное пространство, где меньше заденут, обидят, где не надо хватать звезд с неба, а можно быть незаметным и заурядным. Очень часто на встречах нашей группы психологической поддержки трансгендерные люди говорят, что им очень бы хотелось раскрыть себя, проявить свои способности, но по разным причинам они этого сделать не могут, а чаще всего – просто их не видят.

Что же делать? Каков выход?

На самом деле, все очень непросто. Ситуация продолжает накаляться, люди теряют работу и не могут ее найти. Но иногда появляется надежда: те, кто смог выбраться, помогают тем, кто тонет, предоставляют рабочие места в своих организациях или устраивают рекомендации; подыскивают конторы с толерантной средой или подсказывают, что освободилась вакансия в ЛГБТ-организации. Однако этого очень мало.

Как мне кажется, неплохим выходом стало бы создание собственных компаний, возглавляемых самими трансгендерами, например, в сфере IT, дизайна, литературного творчества, полиграфии и т.п. И настал тот момент, когда ЛГБТ-организациям стоило бы всерьез подумать о том, как организовать обучение и переобучение трансгендерных людей, находящихся в крайне бедственном положении. Ведь сама среда может обучать своих людей. У нас немало профессионалов, обладающих разного рода навыками, не требующими подтверждения дипломами и свидетельствами. Делать игры для телефонов, создавать сайты, писать статьи, делать календари, монтировать видео, записывать музыку, делать простые массажи… всему этому вполне можно научиться!

Только как сделать так, чтобы нас увидели и услышали? За желанием прятать свои проблемы, всегда быть сильными и пробивающими стены мы начали тонуть в своих проблемах, которые не видят просто потому, что мы о них не кричим. Нам необходима поддержка! Мы ждем этой поддержки.

Если у вас есть какие-то идеи или возможности – давайте вместе организуем Биржу труда для трансгендеров, проект которой я запустил чуть больше года назад, но он все еще практически буксует из-за отсутствия финансирования и инициативных людей.

Давайте помогать себе сами и призывать ЛГБ-сообщество обратить пристальное внимание на столь важную для нас проблему – проблему поиска работы, обеспечивающей нам проживание, питание, медицинскую помощь и доступ к лекарствам, которые нам пожизненно необходимы.

, , , , ,