Если вы немного знакомы с транс*активизмом в России и на постсоветском пространстве в целом, то наверняка вы слышали про транс*активистку Яну Кирей-Ситникову, которая в 2013 г. начала вести первый русскоязычный блог по транс-феминизму, участвовала в публичных акциях с транс* и квир повесткой по всему миру, написала книгу «Трансгендерность и феминизм», перевела половину книги про интерсекс «Сontesting Intersex: The Dubious Diagnosis».

— Расскажи, пожалуйста, как ты впервые услышала про Транс*Коалицию, как приняла решение в нее вступить?— Я участвовала во встрече, которая проходила летом 2013 года в Карпатах, где и была создана Транс*Коалиция. На тот момент это была — и для меня, и, думаю, для многих, — совершенно новая форма географического структурирования транс-активизма. Раньше мы мыслили себя в более локальном масштабе: как активист_ки конкретного города или конкретный страны. Признаться, я даже не особо знала, какие транс-активизмы и феминизмы есть в странах пост-советского пространства, кроме России. Для меня даже само понятие «постсоветское пространство» появилось именно тогда, и впоследствии сыграло важную роль в формировании идентичности: я не говорю, что я активистка из Москвы или из России, но говорю, что я из постсоветского пространства.

— Чем ты занимаешься в Т*К, в чем заключается твоя работа?

— Раньше я занималась сайтом Коалиции, а также периодически писала и переводила тексты. Для меня основная ценность Коалиции — это возможность поддержания связей с транс-активист_ками по всему постсоветскому пространству. Я вижу её больше как сеть единомышленни_ц, чем как классическую НПО. Но сейчас у меня сейчас нет ресурсов что-то в ней изменить, так что я состою «постольку-поскольку», иногда комментирую в группе и всё.

— ТК — межстрановая группа, как вам удается поддерживать связь? Вопрос не технический, а скорее про самоощущение единства.

— Тут технический аспект сложно отделить от всего остального. Сейчас много современных технических средств для удалённого общения и работы, но всё равно ничто не заменяет регулярных личных встреч. Но оффлайн встречи проходят нечасто и собираются там лишь немногие из членов, которых, к тому же, туда никто не выбирает. Для оперативного решения вопросов раньше все желающие устраивали групповые дискуссии по скайпу. Теперь оперативные вопросы решаются группой координатор_ок, работающих за деньги, которые часто не только не консультируются с остальными членами Т*К, но даже забывают сообщать им о своей работе. Теоретически все желающие могут присоединяться ко всем процессам и везде участвовать, но я, например, не люблю путешествовать и испытываю трудности при разговорах по телефону/скайпу, так что регулярно выпадаю из всех процессов. Чувство единства у меня связано скорее с отдельными членами Коалицией, а не со всей организацией, хотя со многими из них я познакомилась именно благодаря Коалиции.

— А чем ты занимаешься помимо ТК? Представляешь какие-то инициативы у себя в стране/регионе?

— Когда-то я состояла в партии «Яблоко». В течение двух с половиной лет я вкладывала огромное количество личных ресурсов в её деятельность, но когда я им стала неудобна, меня оттуда вышвырнули. С тех пор я с осторожностью отношусь к любым организациям. Сейчас я стараюсь тратить свои ресурсы на саморазвитие, собственные проекты или на те, в которых я имею контроль над принятием решений. Так что Коалиция это исключение — ни в каких других организациях я не состою, да и в Коалиции состою довольно формально.

Мой активизм — это в основном написание текстов и немножко исследований, которые не требуют плотного взаимодействия с другими активист_ками. Может, я бы и состояла в какой-то локальной инициативе, просто чтобы поддерживать связи с другими транс-людьми, но тут ещё проблема в том, что я последние пять лет — фактически лицо без определённого места жительства: мне приходится жить в разных местах и странах, так что установить постоянные связи не удаётся.

— Какие стоят перед тобой цели как перед активист_кой? Они совпадают с глобальными целями ТК?

Я хотела бы писать книги на русском, а также академические статьи на русском и английском. В реальности всё это плохо получается из-за большого количества прочих дел, связанных то с семьёй, то с эпизодической работой. Также у меня постоянно возникают какие-то менее грандиозные проекты, которые тем не менее требуют кучу усилий. Например, я потратила несколько месяцев на проект по переводу книги Contesting Intersex: The Dubious Diagnosis, в рамках которого перевела 3 из 6 глав (а они тяжёлые) и выполняла ряд иных функций за других людей. Российские власти периодически подкидывают лишних забот: чего стоил один только Приказ Минздрава об утверждении Справки об изменении пола, на кампанию по доработке которого (и написание статьи) я потратила около месяца.

Помимо этого, у меня есть планы по саморазвитию, которые прямо не связаны с активизмом, хотя когда-нибудь, надеюсь, я их свяжу. Так, я трачу в среднем по 1 часу в день на изучение японского, а по вечерам читаю историю Китая. Как это связано с активизмом? Я надеюсь с помощью этих знаний в будущем бороться с западноцентризмом постсовестского транс-активизма. Недавно я узнала, что меня приняли в шведскую магистратуру по Public Health и дали стипендию, — так что с сентября я поеду учиться. По идее всё это тоже имеет отношение к транс-активизму: надеюсь, у меня появится лучшее понимание процессов, связанных с пересмотром МКБ и доступом к здравоохранению. Не знаю, как всё это связано с Коалицией и её целями: у меня свои собственные планы на жизнь, и если они пересекутся с целями Коалицией, то хорошо, но если нет, то я не сильно огорчусь.

Хотит узнать больше про участни_ц Транс*Коалиции? Ищите посты в наших соцсетях под тегом #ЛюдиТрансКоалиции

, ,