Как в обществах, так и в медицине, широко распространено бинарное понимание пола, согласно которому в природе существуют только две разновидности людей: «женщины» и «мужчины» [здесь и далее употребление этих слов в кавычках показывает, что авторка не считает, что понятия «женщины» и «мужчины» имеют какое-то отношение к биологии]. Согласно этому представлению, первые обладают XX-хромосомами, яичниками, клитором и вагиной, имеют высокие уровни эстрогенов. Другие имеют XY-хромосомы, семенники, пенис и высокие уровни тестостерона. Мир не таков, каким он описан в этой упрощённой модели, но чтобы не менять модель, «отклонения» от неё рассматриваются как заболевания, которые необходимо лечить, в том числе гормональными и хирургическими методами. Интерсекс* люди в такой модели рассматриваются как «на самом деле» «женщины» или «мужчины» с какими-либо синдромами.

Альтернативное понимание пола, которого как правило придерживаются активист_ки интерсекс* движения, состоит в том, что пол не является монолитной конструкцией, а состоит из различных компонент, которые могут по-разному сочетаться в организме. К таким компонентам, или уровням, часто относят: генетический, хромосомный, гонадный, гормональный, морфологический (иногда другие). Более того, в этой модели, ни на одном из этих уровней значения не являются бинарными. Так, на хромосомном уровне, наряду с сочетаниями XX («женский» набор хромосом) и XY («мужской» набор) возможны сочетания XXY, XXXY и другие. Уровни гормонов могут варьироваться в широких пределах, отличных от «женской» и «мужской» «нормы». Гонады могут быть представлены не только яичниками и семенниками, но и железами, совмещающими те и другие характеристики. Наконец, на морфологическом уровне, наружные половые органы могут варьировать в диапазоне от клитора и вагины до пениса. Интерсекс* активист_ки настаивают на том, что эти вариации являются нормальными вариантами развития человеческого организма и не требуют в большинстве случаев медицинского вмешательства.

Эти разные модели понимания пола — одна патологизирующая, основанная на половой бинарности, в которой отклонения считаются патологиями, и вторая не-патологизирующая, рассматривающая пол как небинарный спектр, — представляют собой контекст, в котором происходят дискуссии об интерсекс* терминологии.

Кто такие гермафродиты?

Первым термином, который употреблялся в отношении интерсекс* людей в Европе, а впоследствии и в европейской медицине, было слово «гермафродит». Производные термины «женский псевдогермафродитизм», «мужской псевдогермафродитизм» и «истинный гермафродитизм» появились в 1876 году [Klebs, 1876] и использовались медициной без существенной критики аж до 2005-го года [Dreger, 2005]. Слово «гермафродит» происходит из греческой мифологии, в которой Гермафродит был ребёнком, соответственно, бога Гермеса и богини Афродиты. Часто это слово применялось не по отношению к реальным людям, а в переносном и мифологическом смысле, например, в алхимических текстах, как можно видеть из следующего рисунка в манускрипте XVII века [Maier, 1617]:

Если вы имеете хотя бы небольшое представление об интерсекс* людях (или хотя бы читали параграф №2 выше), то легко сможете убедиться, что этот рисунок не имеет к ним никакого отношения. В то время как на рисунке изображён человек с двумя различными гениталиями и двумя головами, у реальных интерсекс* людей одни гениталии, форма которых может находиться в промежутке между типично «женскими» и «мужскими», и уж точно у них одна голова…

По описанным причинам — из-за его неточности и мифологической окраски — термин «гермафродит», а равно как и производные от него, такие как «гермафродитизм» и «псевдогермафродитизм», не должны употребляться по отношению к интерсекс* людям.

Не интерсексуальность, а интерсексность

В начале 20-го века в биологии и медицине начал происходить сдвиг в сторону терминологии, которая бы подчёркивала нахождение интерсекс* организмов между двумя полюсами: женским и мужским.  Американский зоолог Артур Банта пишет в 1916 году: «У одного из видов ракообразных автору удалось установить существование особей промежуточного пола (для описания которых, вероятно, лучшего всего бы подошёл термин «половые интерградации» (англ. sex intergrade)), которые составляли значительную долю популяции» [Banta, 1916]. Годом позже американский генетик немецкого происхождения Рихард Гольдшмидт предлагает заменить этот термин на «интерсекс»: «Мы предлагаем использовать термины «интерсекс», «интерсексуал» и «интерсексуальность» вместо «половых интерградаций», потому что они могут использоваться во всех научных языках, тогда как последний требует перевода, например, как «Sexuelle Zwischenstufen» на немецком» [Goldschmidt, 1917]. Эта любопытная историческая справка показывает, что термин «интерсекс», защищаемый сегодня многими активист_ками по идеологическим причинам, появился исключительно по лингвистическим причинам.

Термин «интерсекс» особенно широко использовался в СШАмериканском интерсекс* активизме в 1990-х и продолжает использоваться сейчас теми, кто не поддерживает патологизацию интерсекс* состояний и отказывается переходить на терминологию «Нарушений формирования пола» (см. далее). Помимо этого, «интерсекс» для многих является идентичностью, если они идентифицируют себя как не-женщины и не-мужчины (эти слова ими используются в биологическом смысле, о чём также далее), так как «интерсекс» дословно можно перевести как «между полами». Стоит заметить, что тем самым этот термин отталкивается от бинарного понимания пола, и в этом смысле он тоже не идеален.

Несмотря на уверение Гольдшмидта, что его термин легко может употребляться в любом «научном» языке (в скобках предлагаю обратить внимание на то, какие языки он считает «научными») без специального перевода, с переносом слова «интерсекс» в русский язык возникают некоторые сложности. Дело в том, что в английском языке более распространена конверсия, то есть такой тип словообразования, при котором новая часть речи может быть получена из старой без добавления к основе каких-либо суффиксов. Поэтому слово «intersex» в нём может функционировать и как существительное (или даже как два существительных с разными значениями), и как прилагательное. Например:

(1) в предложении «I’m intersex», «интерсекс» это существительное;

(2) в словосочетании «intersex people» это уже прилагательное;

(3) в предложении, которое я недавно переводила в книге Contesting Intersex [Davis, 2015], «…I examined how intersex operates at the institutional levels of gender structure», «интерсекс» это снова существительное, но оно отлично от того, что в (1).

В русском языке конверсия работает более ограничено, поэтому мы не можем перевести вышеприведённые три примера при помощи слова «интерсекс», а вынуждены добавлять какие-то суффиксы. Благодаря тому, что в английском помимо «intersex» ещё существует «intersexuality», именно производные этого слова используются для перевода «intersex». Однако как указывают англоязычные активист_ки, термин «intersexuality» (на русском «интерсексуальность») не желателен, так как в нём слышится слово «-сексуальность»: «Мы не поддерживаем термины «интерсексуал» или «интерсексуальность». Они особенно часто возникают в материалах, переведённых на английский, и некоторые люди путают их с сексуальной ориентацией. Мы также не поддерживает термин «intersexed» и использование «интерсекс» в качестве глагола, потому что «интерсекс» это про то, кем мы являемся, а не какое-то действие, которое было произведено над нами» [OII]. По этой причине использование любых производных от «интерсексуал», включая «интерсексуальные» и «интерсексуальность», нежелательно.

Более хорошим способом является образовывать слова от основы «интерсекс» (при том что там тоже слышится «секс», но тут уж ничего не поделаешь). Например, в качестве перевода примера (1) можно просто сказать «Я интерсекс», хотя не все будут согласны с использованием «интерсекс» как существительного, основываясь на том, что интерсекс* вариации являются лишь одной из многочисленных характеристик человека. Более того, во множественном числе у таких любительниц феминистских языковых реформ как я непременно возникает желание придумать какой-нибудь феминитив к слову «интерсексы», но возможные производные «интерсекски» или «интерсекс_ки» звучат уж очень коряво. Исходя из всего этого, лично я предпочитаю использовать «интерсекс» исключительно как прилагательное.

В случае с прилагательными (2), можно по идее придумать что-то вроде «интерсексные люди», хотя мне лично ближе «интерсекс-люди», а ещё лучше «интерсекс* люди». Звёздочка в этом случае применяется по аналогии с «транс* люди», хотя там происхождение звёздочки совсем другое: она заменяет собой вторую часть в словах «трансгендерные» и «транссексуальные». В «интерсекс*» звёздочка указывает на то, что термин является зонтичным и включает в себя много различных вариаций.

Наконец, в примере (3) лучше использовать слово «интерсексность», а не «интерсексуальность».

Не синдромы, не расстройства…

История не прямолинейна, поэтому и мой текст отходит от классического шаблона «от менее к более правильному». В 2005 году группа авторо_к [Dreger, 2005], в которую входила известная интерсекс* активистка и основательница Интерсекс* Общества Северной Америки (ISNA) Шерил Чейз, предложила использование зонтичного термина «нарушения половой дифференцировки» (disorders of sexual differentiation). Стоит отметить, что они ввели его не в противовес термину «интерсекс», а в качестве замены «(псевдо)гермафродитизму». В следующем году было выпущено «Консенсусное заявление по лечению интерсекс расстройств» (Hughes, 2006), где эта идея была взята на вооружение, с небольшим изменением: в качестве зонтичного термина был выбран «disorders of sexual development» (DSD), который на русский переводится как «нарушения формирования пола» (НФП) или «нарушения полового развития» (НПР). Авторы пишут: «Такие термины как интерсекс, псевдогермафродитизм, гермафродитизм, реверсия пола, а также диагностические ярлыки на основе гендера, представляются особенно спорными. Эти термины воспринимаются пациентами как потенциально унизительные, а также могут вызывать путаницу среди медиков и родителей. Вместо них предлагается термин «нарушения формирования пола» (НФП), для описания врождённых состояний с нетипичным развитием хромосомного, гонадного и анатомического пола» (стр.554). Согласно черновому варианту Международной классификации болезней 11-го пересмотра (МКБ-11), термин «НФП» будет использоваться и там.

Введение этого термина привело к расколу в интерсекс* движении на тех, кто поддержали новую терминологию, и тех, кто настаивали на сохранении термина «интерсекс». В основе споров о терминологии лежат более глубокие убеждения о том, что такое пол и гендер, и что такое интерсекс/НФП. Как я писала в самом начале, две модели понимания пола — одна бинарная и вторая, представляющая пол как спектр, — имеют к этому прямое отношение. Если мы примем существование лишь двух полов — женского и мужского — все остальные варианты будут восприниматься как «нарушение», которое желательно лечить, отсюда и термин «нарушения формирования пола». Если же принять, что пол это спектр, то интерсекс* состояния становятся одними из многих естественных вариантов развития. Те, кто придерживается последней точки зрения, не поддерживают термин НФП как патологизирующий и продолжают говорить «интерсекс». Этих людей поддерживаю и я и призываю остальных также отказаться от медикализированной терминологии. Подобная же позиция отражена и в отчёте Совета Европы о правах интерсекс* людей [Council of Europe, 2015], где с сожалением отмечается: «Вызывает беспокойство тот факт, что разрыв между ожиданиями правозащитных интерсекс* организаций и медицинскими классификациями ещё больше увеличился за последнее десятилетие. Это заставляет серьёзно задуматься о том, в какой мере медицинское сообщество способно помочь интерсекс* людям добиться «наивысшего достижимого уровня здоровья», на которое они имеют право» (стр. 23). При этом, как отмечает Джорджианн Дэвис [Davis, 2015], использование термина «НФП» даёт интерсекс* людям некоторые бонусы, такие как более хорошие отношения с врачами и более высокую степень принятия со стороны родителей. В этом нет ничего удивительного, т.к. система власти построена на вознаграждении конформизма и лояльности (в частности, использовании «правильной» медицинской терминологии) и преследовании инакомыслящих.

Помимо зонтичных терминов, к каковым относятся и «нарушения формирования пола», и «интерсекс», и «гермафродитизм», для каждого интерсекс* состояния имеются конкретные медицинские термины. Во многих случаях в них входит слово «синдром» и иногда имена учёных, которые их открыли, например, «синдром Клайнфельтера», «синдром де ля Шапеля», «синдром Шерешевского-Тёрнера» и др. Эти термины являются патологизирующими и нуждаются в замене. На данный момент, вариантом, который предлагают использовать интерсекс* активист_ки, является замена во всех этих терминах слова «синдром» на слово «вариация» — так как последнее не несёт негативных патологизирующих коннотаций. Что касается имён учёных, то их использование, на мой взгляд, представляет собой случай колониализма. Как в случае континентов Южная и Северная Америка, которые были «открыты» Колумбом и прочими и названы по имени Америго Веспуччи, хотя там уже на протяжении многих тысячелетий жили люди. Подобным же образом, интерсекс* люди существовали на протяжении всего развития человечества, прежде чем их «открыли» (для кого?) какие-то врачи. К сожалению, отказаться от них полностью, заменив, например, термин «вариация Кляйнфельтера» на «вариация 47XXY», в данный момент не представляется возможным, так как наличие хромосом 47XXY не во всех случаях приводит к состоянию, описываемому термином «вариация Кляйнфельтера». Так что разработка полностью непатологизирующей терминологии это дело будущего.

Женщины и мужчины, пол и гендер

Некоторые интерсекс* люди говорят, что они не женщины и не мужчины, исходя только из своих анатомических характеристик. Во мне это всегда вызывает чувство внутренней борьбы, потому что с одной стороны, я хочу уважать чужой выбор терминов, особенно если они говорит о себе, но с другой стороны, исходя из своего миропонимания как транс* активистки, я никак не могу согласиться с таким употреблением слов «женщины» и «мужчины». Как я писала ранее при обсуждении трансгендерной терминологии [Кирей-Ситникова, 2015], я считаю, что понятия «женщина» и «мужчина» не имеют никакого отношения к анатомии, гонадам или хромосомам, а имеют смысл только как гендерные идентичности. То есть если некто идентифицирует себя как женщина, значит, она и есть женщина, вне зависимости от того, какими половыми органами и хромосомами она обладает. Я на 100% поддерживаю тех, кто не считает себя женщинами и мужчинами, и сама к таковым отношусь, но связывать это с интерсекс* вариациями считаю неправильным.

Вместо этого мне кажется более правильным указывать наличие интерсекс* черт, если важно это упоминать, в качестве дополнительного определения к гендерной идентичности. Например, говорить «интерсекс* мужчина» о человеке, который идентифицирует и представляет себя в обществе как мужчина, и при этом имеет какую-либо интерсекс* вариацию. По аналогии как говорят «транс* мужчина» о транс* людях, которые идентифицируют себя как мужчины. Во всех этих случаях, ни факт трансгендерности, ни интерсексности не делает этих людей в меньшей степени мужчинами, а их гендерные идентичности менее настоящими. Могут быть и другие идентичности, например, «интерсекс* гендерквирка», «интерсекс* агендер» и др.

Если слова «интерсекс», «женщина» и «мужчина» уже не являются взаимоисключающими, встаёт вопрос, как называть тех, кто идентифицирует себя как женщины, мужчины и другие, и при этом НЕ обладают интерсекс* чертами. Как и в случае с гомосексуальными, трансгендерными людьми, мигрант(к)ами и т.д…. специальным словом сначала определяется «девиация от нормы», тогда как «норма» остаётся неопределённой, потому что «норма» не требует дополнительных определений. Для того, чтобы «денормализовать» норму, её необходимо назвать, показав, что она является всего лишь одним из многих возможных вариантов. Таким образом появились термины «гетеросексуальность» и «цисгендерность» для обозначения не-гомо(би)сексуальных и не-трансгендерных людей. Встаёт вопрос, что можно придумать для обозначения не-интерсекс* людей. В англоязычном интернете мне удалось найти малораспространённый термин «dyadic», который можно перенести в русский как «диадные люди». Исходя из этой терминологии, я — человек с XY-хромосомами и без интерсекс* вариаций, с гендерной репрезентацией в феминном спектре и гендерквирной идентичностью — являюсь диадной транс* феминной гендерквиркой.

Заключение

Есть два противоположных взгляда на терминологию, каждый из них со своими недостатками. Одни совершенно не заботятся о терминологии и чувствах людей, которых она описывает, и употребляют зачастую оскорбительные и патологизирующие слова. Другие, напротив, настаивают на неукоснительном употреблении политкорректных терминов, при этом возникают большие трудности в общении, потому что разные люди, в том числе, интерсекс* люди, считают правильными разные варианты терминологии. Я с одной стороны, поддерживаю постмодернистский подход к терминологии, согласно которому слова не обладают смыслом сами по себе, пока не будут поставлены в определённый контекст. Поскольку язык не принадлежит кому-либо, он представляет собой инструмент для свободного творчества. Исходя из этого, любое слово может приобрести негативные коннотации при достаточно последовательном употреблении в негативном контексте. На этом также основаны практики переприсваивания (reclaim) слов, когда оскорбительные слова, употребляемые в отношении какой-то группы, начинают употребляться этой самой группой для самоописания, в результате чего они очищаются от негативных коннотаций. К качестве примера можно привести слово «квир». В интерсекс* активизме тоже есть прецедент, это издание журнала «Hermaphrodites with Attitude» интерсекс* организацией ISNA с целью переприсвоить слово «гермафродиты». Но с другой стороны, если вы не принадлежите к группе, которую описывает какой-то термин, лучше не заниматься подобными лингвистическими экспериментами и употреблять термины, которые признаются значительным числом людей как корректные.

Приведённые выше советы, надеюсь, помогут употреблять более «корректную» терминологию. Но даже если вы решите следовать им, лучше перед публикацией своих текстов обратиться к интерсекс* активист(к)ам с просьбой дать свои комментарии, например, в Ассоциацию русскоговорящих интерсекс-людей (АРСИ, arsintersex{@}yahoo.com). Важность такой консультации можно проиллюстрировать на примере этого текста. Я примерно полтора года интересуюсь интерсекс* вопросами, не являясь интерсекс* человеком. За это время я читала некоторую литературу и кое-что переводила, и это придало мне уверенности в том, что уж хотя бы про терминологию-то я легко смогу написать. Тем не менее, если бы я не послала этот текст на интерсекс* рассылку, то он бы содержал ряд неточностей и даже одну грубую фактологическую ошибку, когда я предлагала просто заменить «вариацию Кляйнфельтера» на «вариацию 47XXY», пребывая в уверенности, что это одно и то же. Так что даже если вы абсолютно уверены, что написали всё правильно, проконсультироваться всегда нужно.

— Banta, A. M. (1916). Sex intergrades in a species of Crustacea. Proceedings of the National Academy of Sciences, 2(10), 578-583.

— Council of Europe (2015). Human rights and intersex people, Issue Paper.

— Davis, G. (2015). Contesting intersex: The dubious diagnosis. NYU Press.

— Dreger, A. D., Chase, C., Sousa, A., Gruppuso, P. A., & Frader, J. (2005). Changing the nomenclature/taxonomy for intersex: a scientific and clinical rationale. Journal of Pediatric Endocrinology and Metabolism, 18(8), 729-734.

— Hughes, I. A., Houk, C., Ahmed, S. F., Lee, P. A., & Society, L. W. P. E. (2006). Consensus statement on management of intersex disorders. Journal of pediatric urology, 2(3), 148-162.

— Goldschmidt, R. (1917). Intersexuality and the endocrine aspect of sex. Endocrinology, 1(4), 433-456.

— Klebs, E., Eppinger, H., & Schwartze, H. (1876). Handbuch der pathologischen Anatomie. Hirschwald.

— Maier, M. (1617). Symbola aureae mensae duodecim nationum… http://www.e-rara.ch/doi/10.3931/e-rara-7376

— OII Australia – Intersex Australia (2009). Style guide: on intersex and terminology https://oii.org.au/style/

— Кирей-Ситникова, Я. (2015). Трансгендерность и трансфеминизм. М.: Саламандра.

,