Трансгендерные и гендерно неконформные люди на протяжении жизни часто нуждаются в психологическом, социальном, юридическом, медицинском и т. п. сопровождении. И, несомненно, это сопровождение оказывается в значительной степени отличным от той же самой помощи, предоставляемой цисгендерным людям.

Хочется немного выйти за рамки формальных и традиционных аспектов помощи и сосредоточится на другой стороне сопровождения трансгендерных людей – этической.

Что такое «этичный»? В словарях мы можем прочитать, что этот термин означает всего лишь «соответствующий правилам, нормам поведения». Но в какие правила и нормы может укладываться взаимодействие с трансгендерным человеком? Какие нормы поведения выработал социум для взаимодействия с гендерно неконформным человеком?

Говоря об этике как таковой, мы говорим о морали и нравственности, о тех философских аспектах, в границах которых комфортно существует социум. Но эти границы, как известно, очень подвижны и довольно легко нарушаются.

К сожалению, в России и ряде стран постсоветского пространства не выстроена система комплексной помощи трансгендерным людям, а следовательно – не существует некоего института, направленного на выработку централизованных форм самой помощи, а также форм общения, взаимодействия в ее рамках. Кроме того, даже если и возникают точечно некие структуры, помогающие трансгендерным людям, то чаще они ограничиваются сопровождением человека в стадии до перехода или во время него, совершенно упуская из своего внимания взрослых трансгендерных людей. Часто считается, что главная цель таких людей – слиться с социумом и быть невидимыми. Однако наши наблюдения (2013-2016 гг., СПНОЦ «Человек-Человеку») показывают, что это не совсем так.

Трансгендерные люди, совершившие переход 3-5 и более лет тому назад, устав быть слитыми с общей массой, устав прятаться и скрывать свои особенности, хотят быть принятыми как часть социума, но кроме того – они хотят реализоваться как личности, как партнеры, как родители, как творческие люди, люди науки и т.п.

Но социальное принятие, социальная этика в отношении трансгендерных людей оставляет желать лучшего. И уже само ожидание некорректного вопроса, неуместного замечания или прямой агрессии заставляет трансгендерных людей больше уходить в себя и искать спокойствия в уединении, привычной среде и знакомом окружении.

Именно поэтому хочется уделить особое внимание не просто принятию социумом трансгендерных людей, но и выстраиванию толерантных, принимающих, адекватных условий для встраивания человека и его комфортного существования в среде, к которой он стремится.

Обратимся к этической стороне взаимодействия трансгендерного человека с обществом, а точнее – к взаимодействию с теми структурами, что сопровождают его на протяжении всей жизни.

Аспекты сопровождения трансгендерных людей в детском возрасте

Зачастую еще в раннем возрасте ребенок заявляет о гендерной «атипии», ставя тем самым в тупик преподавателей, воспитателей, лечащих врачей и т. п. Сейчас все чаще в такой ситуации родители склонны обращаться к психологу. В их понимании грамотный специалист должен помочь прежде всего ребенку, разобраться с его «неправильным» поведением, наставить его на пусть истинный. Однако мы понимаем, что адекватный, знакомый с темой трансгендерности психолог в первую очередь выстраивает работу именно с родителями, а не с ребенком, у которого, как правило, на данном этапе нет никаких проблем, кроме попыток родителей и окружающих встроить его в рамки биологического пола.

Говорить о трансгендерности в детском возрасте достаточно сложно, да подобные «ярлыки» зачастую не нужны ни самому ребенку, ни его родным. Основной акцент должен делаться на необходимости наблюдения, диагностике и коррекции гендерных установок родителей и нормализации детско-родительских отношений.

Главный принцип работы психотерапевта с ребенком, заявляющим о своей принадлежности к противоположному полу или отказе от своего — «не навреди». Недопустимо давление как в ту, так и в другую сторону. Следует минимизировать попытки родителей и окружения ребенка убеждать его в том, что он принадлежит к тому или иному гендеру, что его поведение атипично, а сам он «неправильный» и «плохой». Также стоит препятствовать попыткам родителей насаждать жесткие гендерные схемы поведения и наказывать за несоответствие стереотипам. Уже с детских лет возможно обозначать значимость для родителей ребенка не как носителя того или иного гендера, а как индивидуальности и личности с комплексом своеобразных, уникальных черт.

Дискриминация, стереотипы и стигма в социуме

Говоря об этических аспектах взаимодействия, невозможно не сказать про дискриминационные законы, действия и парадигму, существующие во многих странах постсоветского пространства.

К сожалению, стигма психической болезни, «извращенности», неадекватности и нетрадиционности жестоко бьет не только по самим трансгендерным людям, но и по сопровождающим/взаимодействующим с ними структурам и специалистам. В этой связи не существует ни единого этического кодекса, ни правил обращения, ни грамотно выстроенной системы. Порой этические аспекты намеренно игнорируются, нарушаются элементарные правила приличия, а зачастую – декларируется и утрируется «ненормальность» обратившегося за помощью трансгендерного человека.

К сожалению, во многом ответственность за такой дискриминирующий подход ложится на плечи тех, кто допускает такого рода обращение. И в этом смысле взаимодействие напрямую коррелирует с личностными ценностями участника диалога, его внутренними установками, уровнем образованности и сознательностью. Немаловажно здесь отметить, что часть вступающих во взаимодействие с трансгендерными людьми специалистов изначально настроена на принятие, по крайней мере – понимание. Но в силу отсутствия специфических знаний, закоснелости профессиональных догм и стереотипов, подогреваемых неприятием социума, происходит недопонимание и нарушение этических норм уже на стадии первого контакта.

Дискриминация также может состоять в заявлениях, что пол, назначенный при рождении, полностью соответствует гендерной идентичности человека, в неиспользовании предпочтительного имени или местоимения при обращении, в неуместных вопросах о теле или предположениях о психической патологии как факте изменения гендерной идентичности (Nadal, Rivera, & Corpus, 2010; Nadal, Skolnik, & Wong, 2012).

Дискриминирующие действия могут выражаться в отказе в доступе к жилью или работе по найму, а также в выражении крайних актов насилия (например, сексуальном насилии, убийствах). Трансгендерные люди, которые занимают несколько маргинализированное положение в социуме, являются более уязвимыми к дискриминации и насилию. Трансгендерные женщины особенно уязвимы к серьезным проявлениям насилия и дискриминации, в том числе насилию со стороны полиции, и имеют меньше шансов получить помощь от правоохранительных органов (Edelman, 2011; National Coalition of Anti‐Violence Programs, 2011; Saffin, 2011).

Одной из самых серьезных этических проблем является проблема дискриминации трансгендерных людей на рабочем месте. Поскольку тут спектр работодателей и их дискурсов настолько широк, что не может быть хоть сколько-нибудь урегулирован и охвачен ничем, кроме неких нормативных актов (и то очень условно), то такого рода дискриминация процветает в полную силу.

Дискриминация может осуществляться как на стадии приема на работу в виде отказов, насмешек и откровенного неприятия, так и на стадии трансгендерного перехода, когда человек начинает выглядеть либо вести себя иначе или заявляет о смене гендерной идентичности и стремлении к замене документов, будучи в данный момент трудоустроенным.

К сожалению, дискриминация со стороны работодателей (особенно в адрес трансгендерных женщин) настолько высока, что нередки случаи ухода трансгендерных и гендерно неконформных людей в секс-работу, наркодилерство и т. п. поиски средств к существованию.

Этические аспекты психологического сопровождения трансгендерных людей

Психологическая помощь взрослым трансгендерам должна строиться на основе понимания того, что есть две принципиально разные стадии трансгендерного перехода: до осознания/принятия себя в выбранном гендере и после.

На первой стадии важно разобраться в мотивации у тех трансгендерных людей, кто настроен на гормональную или хирургическую коррекцию пола. Поскольку решение о коррекции пола влечет за собой серьезные медицинские вмешательства, возникает необходимость в первичной дифференциальной диагностике (исключение психических и личностных расстройств, могущих быть обозначенными как желание коррекции пола). Здесь необходимо отметить, что наличие сопутствующих расстройств другого рода не должно являться препятствием к паспортной смене пола, и каждый случай следует рассматривать очень пристально и индивидуально.

Важное место здесь занимает так называемый «жизненный тест» — социализация трансгендерного челоека в избранном гендере до хирургической коррекции пола и смены документов. На этой стадии психолог помогает трансгендерному человеку разобраться в себе, адаптироваться в непривычной роли, избавиться от аффективных расстройств, часто связанных с проблемными отношениями с социумом. Специалист моделирует возможные жизненные ситуации (в том числе неприятные и опасные, включая операции и конфликт с микросоциумом), которые должны наглядно представить сложности, с которыми столкнется человек в результате желаемых изменений.

На второй стадии (после выхода на «фултайм») основная работа связана с установлением межличностных отношений. В этот период трансгендеры часто заявляют о своей «потерянности», «непонятости», нередки случаи проблем в партнерских, в том числе сексуальных, отношениях. Иногда трансгендерные люди заявляют о том, что «не удалось стать настоящим» или жалуются на то, что партнер ушел к биологическим («настоящим» — цит.) мужчине/женщине, что больно ранит трансгендерного человека, ощущающего свою «ущербность» и «неполноценность».

Здесь крайне важной видится работа с разрешением внутренних конфликтов, поднятием самооценки и осознанием собственной целостности в противовес внешним и физиологическим отличиям от биологических мужчин/женщин.

В рамках групповой работы с трансгендерными людьми следует избегать самостигматизации, собственного акцента на ущербности, на «несчастливости» и невозможности адаптироваться в обществе в качестве полноценного его члена.

Весьма болезненной темой оказываются взаимоотношения с родителями, близкими, партнерами. Особенности взаимодействия трансгендеров с ними необходимо знать до начала работы с такими людьми и учитывать в процессе психотерапии.

Важным этическим аспектом взаимодействия психолога и трансгендерного человека является нейтральная позиция специалиста по отношению к принятому решению или возможности его принятия/непринятия. Директивный подход тут недопустим. Необходимо также наличие специальных знаний у психолога в области гендерной психологии и психологии сексуальности. Работа с трансгендерными людьми требует от психолога высокой степени корректности, не допускает давления и подчеркивания (выпячивания) крайних аспектов гендерной идентичности («мужчина должен…», «женщина должна…»). Очень осторожно и максимально корректно также стоит вести разговор о теле, операциях, сексуальных проблемах трансгендерного человека.

Этические аспекты медицинского сопровождения трансгендерных людей

Трансгендерные и гендерно неконформные люди испытывают серьезные сложности с доступом к необходимой медицинской помощи и часто не чувствуют уверенности в том, что медицинские работники принимают их гендерную идентичность и осознают их опыт столкновения с антитранс-предрассудками и дискриминацией (Grant et al., 2011; Lurie, 2005; Singh & McKleroy, 2011). Даже когда трансгендерные люди имеют медицинский страховой полис, он может ограничивать покрытие расходов на медицинские процедуры, связанные с коррекцией пола (например, гормональную терапию, хирургию).

Трансгендерные люди также могут иметь трудности с доступом к первичной медицинской помощи, так как часть процедур может быть ограничена по признаку пола. Например, транс-мужчины могут быть исключены из необходимой гинекологической помощи, поскольку считается, что мужчины не нуждаются в этих услугах. Эти барьеры зачастую приводят к отсутствию профилактической медицинской помощи трансгендерным людям (Fredriksen‐Goldsen et al., 2014; Lambda Legal, 2012). Многие трансгендерные люди просто не имеют доступа к здравоохранению по причине проблем с документами и как следствие – отсутствием медицинской страховки. Картину завершает отсутствие необходимых для медицинской помощи денежных средств, дискриминация людей, не сменивших документы, в государственных (бесплатных) клиниках и собственные дисфорические проявления, не позволяющие трансгендерным людям даже думать о такого рода обращениях.

Работа врача с трансгендерным человеком требует крайней корректности, осторожности и предупредительности. Необходимо учитывать ряд психологических аспектов, как-то: неприятие собственного тела, сложности с поиском партнера, своеобразие сексуальных практик, предубеждение пред медицинскими работниками и установлением ими специфических диагнозов.

В идеале медицинские специалисты должны обладать рядом знаний и пройти специальные тренинги/обучение по работе с трансгендерными людьми. Но в реальности мы сталкиваемся с тем, что зачастую даже работники медучреждений испытывают испуг, удивление, а порой и проявляют агрессию в адрес трансгендерных людей. Нередки случаи неуместных разговоров, расспросов, не связанных напрямую с сутью обращения трансгендерного человека в клинику. Такого рода моментов медикам следует избегать, максимально корректно выстраивая общение с трансгендерным человеком, называя его выбранным местоимением и по указанному им самим имени.

Работа с этическими аспектами взаимодействия с социумом при психологическом сопровождении трансгендерных и гендерно неконформных людей

Работа психолога с трансгендерными людьми в плане этических аспектов часто является ключевой, объединяющей точкой понимания и встраивания в систему взаимодействия с социумом, генерирующим свое собственное восприятие личности. Часто это видение не является достаточно толерантным, провоцирует или выказывает агрессию и исключает этическую компоненту как таковую. Осознание психологом этих сложностей своего клиента, сензитивность к его проблемам и лабильность специалиста во многом являются залогом эффективной помощи трансгендерным людям.

Работа психолога с трансгендерным человеком, столкнувшимся с дискриминационным или некорректным отношением к себе со стороны сопровождающих структур, должна быть направлена на эмоциональную проработку переживаний человека, поиск внутреннего вспомогательного ресурса и возможные действия, направленные на изменение ситуации. Особые потребности трансгендерных людей могут заключаться в необходимости самозащиты в общественных структурах, адаптации в поисках правовой защиты, уходу от дискриминации или минимизации ее последствий в сфере социальных, медицинских, образовательных услуг и т. п. Части трансгендерных людей, подвергшихся физическому или психологическому насилию, возможно, потребуется длительная психотерапевтическая помощь.

Помощь психолога трансгендерным людям не ограничивается сугубо психологической помощью, часто переходя в плоскость социальной поддержки и помощи в социальной адаптации. Например, психолог, будучи человеком социально адаптированным, может помочь трансгендерному человеку с выбором подходящего медицинского учреждения, юридической службы (Glaser, 2008; Porter и др 2013.). Психолог может помочь с составлением обращения относительно предоставления трансгендерному человеку мест общественного пользования согласно его гендерной идентичности, помочь в установлении контактов с работодателем для снятия напряжения на рабочем месте. Также роль психолога значительна при попытках трансгендерного человека определиться с поиском работы, выработать стратегию того, какую историю он или она будет преподносить, трудоустраиваясь, чтобы минимизировать риск отказа и психологической травмы (Lev, 2009; Meyer, W. J., 2009).

Кроме этого, психолог может предложить свою помощь в качестве посредника в переговорах с работодателем и сотрудниками трансгендерного человека, проведении с ними обучения по взаимодействию, если работодатель проявит толерантность и заинтересованность в этом. Точно так же психолог может помочь по адаптации ребенка или студента в образовательном учреждении, проведя беседу с преподавателями и воспитателями.

Однако главным направлением работы психолога с трансгендерным человеком является снятие напряжения самого трансгендерного человека, его верное и адекватное отношение к возможному неприятию, нарушению этических норм и максимально быстрое восстановление целостности личности в результате травмирующего взаимодействия. К сожалению, избежать таких травматичных моментов для трансгендерных людей постсоветского пространства не представляется возможным, поэтому сосредоточиться следует на отношении к ситуации и выходу из нее, а не на тщетных попытках трансгендерного человека исправить эту ситуацию, принося себя в жертву и подвергая себя опасности.

Список литературы

1.    Edelman, E. A. (2011). “This area has been declared a prostitution free zone”: Discursive formations of space, the state, and trans “sex worker” bodies. Journal of Homosexuality, 58, 848–864. http://dx.doi.org/10.1080/00918369.2011.581928

2.    Glaser, C. (Ed.), (2008). Gender identity and our faith communities: A congregational guide to transgender advocacy. Washington, DC: Human Rights Campaign Foundation. Retrieved from http://www.hrc.org/resources/entry/gender-identity-and-our-faith-communities-a-congregational-guide-for-transg

3.    Grant, J. M., Mottet, L. A., Tanis, J., Harrison, J., Herman, J. L., & Kiesling, M. (2011). Injustice at every turn: A report of the national transgender discrimination survey. Washington, DC: National Center for Transgender Equality & National Gay and Lesbian Task Force. Retrieved from http://endtransdiscrimination.org/PDFs/NTDS_Report.pdf

4.    Fredriksen-Goldsen, K. I., Cook-Daniels, L., Kim, H. J., Erosheva, E. A., Emlet, C. A., Hoy-Ellis, C. P.,…Muraco, A. (2014). Physical and mental health of transgender older adults: An at-risk and underserved population. The Gerontologist, 54, 488–500. http://dx.doi.org/10.1093/geront/gnt021

5.    Lambda Legal. (2012). Professional organization statements supporting transgender people in health care. Retrieved from http://www.lambdalegal.org/sites/default/files/publications/downloads/fs_professional-org-statements-supporting-trans-health_1.pdf

6.    Lev, A. I. (2009). The ten tasks of the mental health provider: Recommen-dations for revision of the World Professional Association for Transgender Health’s Standards of Care. International Journal of Transgenderism, 11, 74–99. http://dx.doi.org/10.1080/15532730903008032

7.    Lurie, S. (2005). Identifying training needs of health care providers related to the treatment and care of transgender persons: A qualitative needs assessment in New England. International Journal of Transgenderism, 8, 93–112. http://dx.doi.org/10.1300/J485v08n02_09

8.    Meyer, W. J. (2009). World Professional Association of Transgender Health’s Standards of Care requirements of hormone therapy for adults with gender identity disorder. International Journal of Transgenderism, 11, 127–132. http://dx.doi.org/10.1080/15532730903008065

9.    Nadal, K. L., Rivera, D. P., & Corpus, M. J. H. (2010). Sexual orientation and transgender microaggressions in everyday life: Experiences of lesbians, gays, bisexuals, and transgender individuals. In D. W. Sue (Ed.), Microaggressions and marginality: Manifestation, dynamics, and impact (pp. 217–240). New York, NY: Wiley.

10.    Nadal, K. L., Skolnik, A., & Wong, Y. (2012). Interpersonal and systemic microaggressions toward transgender people: Implications for counseling. Journal of LGBT Issues in Counseling, 6, 55–82. http://dx.doi.org/10.1080/15538605.2012.648583

11.    Porter, K. E., Ronneberg, C. R., & Witten, T. M. (2013). Religious affiliation and successful aging among transgender older adults: Find-ings from the Trans MetLife Survey. Journal of Religion, Spirituality & Aging, 25, 112–138. http://dx.doi.org/10.1080/15528030.2012.739988

12.    Saffin, L. A. (2011). Identities under siege: Violence against transpersons of color. In E. A. Stanley & N. Smith (Eds.), Captive genders: Trans embodiment and the prison industrial complex (pp. 141–162). Oakland, CA: AK Press.

13.    Singh, A. A., & McKleroy, V. S. (2011). “Just getting out of bed is a revolutionary act”: The resilience of transgender people of color who have survived traumatic life events. Traumatology, 20, 1–11. http://dx.doi.org/10.1177/1534765610369261

, , , , , , , ,