В этой статье я буду цитировать и предавать, возможно, не слишком приятные и толерантные высказывания в адрес трансгендерных людей со стороны цис- и ЛГБ-сообщества. Поверьте, мне самому довольно сложно приводить их здесь, но иначе ясной и честной картины просто не сложится…

Часть II

Идентичность, которая непонятна

К огромному сожалению, до сих пор как в среде цисгендерных людей, мало знакомых с трансгендерной тематикой либо совершенно с ней не знакомых, так и в среде ЛГБ трансгендерных людей часто сторонятся либо отвергают под предлогом «непонятности», а то и «ненормальности».

В чем тут причина?

Если с гомо- и бисексуальностью все более или менее ясно (внутри сообщества в основном ее принято объяснять «биологическими» причинами, а попросту — врожденностью, либо — в последнее время все чаще — «выбором»), то с трансгендерностью есть огромные сложности…

Как известно, ЛГБ (сексуальная ориентация) от Т (гендерная идентичность) отделено не только основой, на которой выстроена эта разница. В конце концов гомосексуальная идентичность, о которой говорится сейчас все больше, во многом зиждется на осознании себя как представителя некоего гендера, на самоосознании себя как его представителя и себя в отношении к своему/другому гендеру/гендерам. Однако отношение к Т со всей их вариативностью, свободой и разнообразием продолжает оставаться довольно сложным.

Принять или отвергунть?

Увы, но ЛГБ-сообщество (что мало его отделяет в этом плане от цисгендеров) очень часто склонно приписывать трансгендерным людям некоторые психические отклонения. Нет, их в основном не считают психически безнадежными, но часто «странными», «с кукушечкой», как минимум «непонятными» («чего им надо-то? У меня же все в порядке. Я признал/а себя лесбиянкой (геем) и горжусь этим, а эти еще пол меняют…»). Именно поэтому ЛГБ-сообщество зачастую довольно жестко относится к ориентации трансгендерных людей, которая, как мы прекрасно знаем, может быть вариативной; от трансгендерного человека ожидают гетеросексуальной ориентации относительно его гендера, и если узнают о другом, произносят не только фразу, упомянутую выше, но и начинают ставить под вопрос его гендерную идентичность.

С чем это связано?

Все и просто, и сложно. В силу своей вынужденной закрытости, постоянной притесняемости ЛГБ-сообщество во многом консервативно. Его можно сравнить с островным государством: какие бы туристы ни приезжали на его территорию, есть некоторые традиции, условности и правила, искони зарожденные, которые, пусть и не декларируются, но почитаются и являются даже априорными. Именно поэтому суждение о биологической (безукоснительной) природе гомосексуальности все еще, несмотря на массу современных исследований, ставится во главу угла. В этом дискурсе гомосексуалам попросту удобнее находиться, он является оберегающим в отношениях с властью, социумом и самими собой. Априорное «я таким родился – и точка» оправдывает все, но, к сожалению, во многом и ограничивает, как и любые такого рода суждения.

Вот почему ЛГБ, а особенно ЛГ-сообществу, так сложно бывает понять гомосексуального трансгендера, а уж такого, сексуальность которого проявила свою текучесть и как-то изменилась за время перехода, понять иногда оказывается практически невозможным.

И вот представьте: в этой сложившейся, довольно традиционной, допустим, лесби-среде появляется однажды трансгендерная женщина, заявляет о своей трансгендерности и (не дай бог!) об отсутствии каких-либо операций и пытается найти партнершу там, где ей по сути комфортнее всего находиться. Какой окажется реакция? Увы, далеко не всегда позитивной. И если, вполне возможно, вписаться в среду в качестве приятельницы, подруги, собеседницы трансгендерная женщина еще сможет, то с поиском сексуальной партнерши у нее, вполне вероятно, здесь возникнут серьезные сложности.

То же касается и трансгендерных мужчин, правда, с некоторыми дополнительными оговорками. Нам известны истории как о том, что трансгендерные мужчины находили партнеров в гей-среде, так и печальные истории того, как попытки что-то найти кончались полным провалом и разочарованием. Что вызывает тут особые сложности? Как выясняется, одна из главнейших – довольно жесткие требования гей-среды к внешности, под которые трансгендерные мужчины не всегда подходят в силу зачастую невысокого роста, иногда лишнего веса и наличия проблем с кожей. Но, как можно догадаться, такие сложности могут возникнуть и у биологических мужчин – геев. Самым «страшным» для гей-среды оказывается зачастую не внешние недостатки, а отсутствие полового члена и/или наличие вагины у трансгендерного мужчины. Как известно, сейчас довольно невысок процент трансгендерных мужчин, делающих себе «нижние» операции, и совсем единицам такая операция проведена настолько успешно, что пришитый орган полноценно функционирует и может составить конкуренцию тем, у кого он имеется от рождения. И даже если трансгендерный мужчина заявляет о своей пассивной роли в сексе, это далеко не всегда позволяет ему быть принятым.

Мое тело – мое дело?

Давайте попробуем разобраться в ситуации. Страх или отторжение/отвращение у лесбиянок к мужским половым признакам, как и отвращение геев к вагине часто определяются их общей сексуальной направленностью, которая просто не подразумевает наличие у партнера таких половых признаков. Зачастую гомосексуальная идентичность строится на отрицании вообще каких бы то ни было биологических (а часто и иных) признаков противоположного пола (здесь – именно пола в его биологическом значении), а в принципе – на противопоставлении своего пола полу другому. Это противопоставление часто утрирует, усиливает неприязнь, отторжение к тем признакам, которые не свойственны объекту направленности, вызывая брезгливость, отвержение, порой до тошноты, того, что не вписывается в ее рамки.

Как в этой ситуации быть трансгендерному человеку? По сути, каждый акт вступления в отношения или даже попыток их создания сопряжен с обязательным каминг-аутом. Аутинг может быть как честным (что бывает в большинстве случаев и часто выглядит как «видишь ли, в прошлой жизни я был/была женщиной/мужчиной…»), что само по себе жестоко травмирует трансгендерного человека, так и камуфлирующим, ложным («я пострадал в аварии, и теперь у меня нет полового члена» или «я не могу иметь детей, так как мне удалили матку» и т.п.). И вторая ситуация также может являться травмирующей, так как ложь и постоянное укрывание различных фактов жизни, в поле которых постоянно существует трансгендерный человек, могут серьезно угнетать его, становиться причинами стрессов и ухода в депрессии. Необходимость постоянно быть закрытым, что-то таить и прятать даже от человека, которому ты очень хочешь доверять, вызывает зачастую сильнейшие противоречия, которые сказываются на психологическом состоянии трансгендерного человека и его партнерских отношениях.

Второй аспект – неприятие потенциальными партнерами частей тела, которые сам трансгендерный человек может вполне для себя принимать. Например, вагины или грудных желез – для трансгендерных мужчин, полового члена или отсутствия грудных желез – для трансгендерных женщин, а также всего вышеназванного для гендерно-небинарных людей. В ЛГ-среде с таким восприятием сталкиваются очень многие трансгендерные люди, выслушивая порой крайне нелицеприятные обоснования того, почему трансгендерный человек не может быть принят как сексуальный объект. Выходом тут часто является как раз среда бисексуалов, более свободно относящаяся к физиологическим особенностям трансгендерного человека, не вызывающим у бисексуального человека отвращения просто в силу того, что половые признаки обоих полов он/она готовы воспринимать одинаково позитивно.

Что же касается цисгендерной среды, то спектр восприятия физиологических особенностей трансгендеров здесь очень широк: от крайнего неприятия, восприятия как «уродство», «инвалидность», «неестественность», «непотребство» и т.п. до интереса, любопытства, желания испытать нечто новое, адмирерства и т.п. либо простого принятия на фоне общего позитивного отношения к человеку.

Довольно часто трансгендерные люди находят своих сексуальных партнеров в среде БДСМ, а также на сайтах знакомств исключительно сексуальной направленности разного рода (от простых секс-знакомств до сайтов свингеров, а также других, посвященных различным сексуальным практикам). Здесь у трансгендерных людей бывают и, если так можно выразиться, определенного рода «преимущества» — таких людей мало, пресыщенные «традиционными» сексуальными контактами пользователи иногда хотят «попробовать чего-то нового» — и выбирают трансгендерного человека в качестве сексуального партнера. Другой вопрос, каково такое отношение самому трансгендерному человеку? Однако, судя по нашим наблюдениям и беседам с трансгендерными людьми, интерес такого рода часто вызывает позитивные эмоции. Те же, для кого такой интерес является неприятным, обычно не ищут знакомств на подобных сайтах.

«Трансгендерных мужчин не существует»

Отдельно хочется упомянуть здесь трансгендерных мужчин, которых в России, как, впрочем, и в других странах пост-советского пространства, в процентном соотношении больше, чем трансгендерных женщин. Порноиндустрия, СМИ и гей-среда породили определенный типаж трансгендерного человека, который несведущим часто представляется в образе непрооперированной трансгендерной женщины, говоря словами этой самой среды: «женщины с членом».

Когда же трансгендерный человек начинает поиск сексуального партнера и заявляет себя как трансгендерного мужчину, то часто сталкивается с крайней степенью удивления, недоумения и фразами вроде «первый раз встречаюсь», «я вообще не подозревал/ла, что и такие бывают!» и т.п.

Иногда потенциальный партнер настолько не в состоянии представить самого существования трансгендерных мужчин, что пытается разобраться в ситуации, моделируя обратный конструкт – то есть априори не понимая, что познакомился не с MtF (Male to Female), а с FtM (Female to Male). Именно поэтому на сайтах знакомств с трансгендерными мужчинами случаются разного рода недоразумения – вроде называния в женском роде, предложения сексуальных услуг, заведомо направленных на биологических мужчин, и т.п. Осознание существования трансгендерного мужчины как такового и представление о его физиологии вызывает порой нешуточную борьбу в потенциальном партнере, а в ее итоге – либо усилившийся интерес, либо отказ от формирования отношений.

Даже эротические сайты зачастую грешат тем, что в раздел «Трансгендеры» (чаще, правда, «Транссексуалы») заносят только трансгендерных женщин, а трансгендерные мужчины чаще попадают в разделы «Интерсекс» (как правило «Гермафродиты») либо что-то вроде «Большие клиторы». Впрочем, исследование аудитории порносайтов и ее интересов – это совершенно другая история, но факт остается фактом: о трансгендерных мужчинах и их физиологии нет зачастую никакого, даже визуального представления.

Легко ли быть «изюминкой»?

Чуть выше мы уже говорили о том, как трансгендерные люди воспринимают свою необычную физиологию и в каком ракурсе готовы ее преподносить. Но хочется немного расширить понимание этого вопроса.

Как известно, некоторая часть трансгендерных людей уходит работать в секс-услуги. Причем абсолютное большинство секс-работниц – трансгендерные женщины, что вызвано не только спросом, но, как мы предположили выше, возможным незнанием потенциальной аудитории о существовании трансгендерных мужчин и рядом других причин. Вопреки расхожему мнению, бытующему в среде самих трансгендеров, в секс-работу идут не только «с горя», от нехватки денег, при желании вести легкую и разгульную жизнь. Одна из причин – это стремление получать удовольствие от своего нового тела, которое теперь будет принято не только мной, но и другим. Иногда это и попытка доказать себе, что это тело принимается, оно желанно и притягательно. Иногда это замена отсутствующих в реальной жизни сексуальных отношений.

Почему же у казалось бы даже такой востребованной в сексуальном плане части трансгендеров, как трансгендерные женщины, возникают проблемы с поиском сексуального партнера? Здесь мы снова возвращаемся к вопросу не столько своей репрезентации, сколько к своему желанию быть принятым/принятой в роли исключительно необычного сексуального объекта. Многие трансгендерные люди говорят: «я хочу, чтобы меня хотели не как трансгендера, а как человека». Многим хочется, чтобы их физиология не удивляла, не игнорировалась, не была тем, с чем надо смириться, а стала частью этого человека, которая является для него и партнера естественной, желанной, воспринимаемой позитивно и без излишнего интереса и утрирования.

После трансгендерного перехода зачастую тот, кто не мог ранее принимать свое «несовершенное» тело, начинает тело новое, измененное операциями и гормонами, любить и ценить. Теперь трансгендерный человек готов рассматривать его в зеркало, готов обнажаться на пляжах, в аквапарках и других публичных местах, а также готов представить это обнаженное тело в сексуальных отношениях. Для части трансгендерных людей — это новое, доселе неведомое ощущение открывания себя (точнее – своей телесной стороны), процесс узнавания, удивления, восхищения… И каждое неосторожное слово, каждое отторжение, отвержение, скабрезность в адрес этого тела может не только нарушить этот хрупкий зарождающийся мир между своим духовным и телесным «я», но и серьезно снизить надежды на поиск адекватного партнера, на возможность счастливых и гармоничных сексуальных отношений. Иногда, если прессинг довольно жесток или исходит от значимого лица, такое отношение может вызвать у трансгендерного человека новый приступ дисфории – уже в адрес своего обновленного, но снова несовершенного тела, желание опять что-то с ним сделать. Иногда вероятны возможности «отката», возвращения к своему прежнему, привычному телу, а точнее – к его традиционной репрезентации, которая никого не отпугнет и позволит найти гораздо больше потенциальных партнеров, чем это происходит сейчас.

Попытка вывода

Тело – с одной стороны ставшее таким прекрасным, с другой – вызывающее вопросы у социума… Тело, которое может оттолкнуть и напугать, может вызвать специфический интерес, а может стать причиной отказа в отношениях партнерства… Тело, которое отличается от тел других и которое только сейчас начинает осознаваться как «собственное», «принимаемое», «любимое»…

Однако оглянитесь по сторонам: вокруг множество историй обретения трансгендерными людьми счастья партнерских, личных, сексуальных, семейных отношений. Вариантов масса, выбор велик. И еще: есть среда, которую такое тело едва ли удивит – это среда самих трансгендеров. Впрочем, и в ней не все так просто: иногда похожие проблемы вызывают желание сбежать, утрируют собственные. Но иногда воспринимаются как родственные и позволяют выстроить взаимное принятие, взаимный рост в этом принятии – и по сути рождаются трансгендерные пары, которых полностью устраивает их необычность, и для которых, собственно, их отношения и тела являются достаточно обычными, привычными и принимаемыми.

Развитие общества также не стоит на месте. В США и многих странах Запада телу, а точнее — его особенностям, уже не придают столько значения, не выпячивают и не рассматривают каждую необычную деталь, как в наших странах. Общество выросло из осуждающего дискурса, постепенно переходя в дискурс принимающий, создающий поле и возможности для многих людей с особенностями, в том числе и тяжелых инвалидов, находить свою половинку и быть понятым, любимым и важным. Будем надеяться, что и в нашем обществе есть и будет появляться все больше зрелых  личностей, рассматривающих человека в его целостности, неповторимости, уникальности.

, , , ,